Психотерапевтическая работа с агрессией

Печать

Психические механизмы и психодраматические варианты работы

Павел Корниенко

Опубликована: Материалы 11-й Московской психодраматической конференции. 2014 г.

 

Оглавление

 

Введение

Эта статья посвящена переживанию, с которым мы сталкиваемся едва ли не чаще чем со всеми остальными, — переживанию агрессии. И так как оно безусловно является неотъемлемой частью нашей жизни, то нам и нашим клиентам полезно про него знать как можно больше.

Эта статья задумывается мной, как своеобразная «карта-схема» по психотерапевтической работе с агрессией. Я буду исходить из того, что полезно выделять разные виды агрессии, которые по-разному устроены, в разных случаях появляются и с которыми необходимо по-разному работать. В статье будут описаны как некоторые полезные и необходимые любому человеку свойства агрессии, и некоторые ее опасные варианты. Далее  в тексте, я буду пользоваться словами «агрессия» и «раздражение» как синонимами.

 

Два слова об агрессии и ее истоках

Агрессия —  это психофизиологическая подготовка организма к активным действиям, направленным на «противостояние чему-то» и совершение этих действий. Физиологическими проявлениями этой подготовки являются — изменение биохимических реакций организма, изменение деятельности внутренних органов и систем, перераспределение кровоснабжения мышц и органов, изменение позы за счет изменения тонуса различных групп мышц, подготовка мышц к дальнейшим двигательным реакциям.

Эволюционно агрессия появилась в живом мире очень давно, и за время своего существования, взяла на себя большое количество разных функций. Вот неполный список функций агрессии в животном мире:

  • Территориальное поведение
  • Защита себя в критических ситуациях
  • Защита потомства
  • Регуляция взаимодействия полов
  • Регуляция статуса особи в социальной группе

Многое из этого, было унаследовано и человеком. Но для эволюции очень характерно, вновь и вновь использовать уже созданные механизмы для новых целей.  Плюс, для самой человеческой психики характерно использовать созданные эволюцией механизмы как элементы, из которых собирается высшие психические функции. Все это дает нам большое разнообразие разных видов и функций агрессии, которые мы можем найти у человека.

 

Явление «остановленной агрессии»

Как уже говорилось,  агрессия — это подготовка организма к активным действиям. И почти всегда, вне зависимости от конкретного вида агрессии, если после ее активации — никаких действий не смогло произойти — мы получаем эффект «остановленной агрессии». А остановка действия, в свою очередь, только усиливает переживание — и в психотерапии мы часто сталкиваемся с такой остановленной агрессией. Когда мы работаем в психотерапии с любым видом агрессии клиента, мы в любом случае должны «поддерживать процесс переживания» агрессии: признавая право клиента на это переживание, считая это  переживание важным, расспрашивая про него и некоторой степени «присоединяясь» к нему.

Более сложный вопрос в другом — всегда ли надо предлагать клиенту усиливать его переживание агрессии, например, попросив клиента «выразить его» телесно или словесно. И если делать это —  то, как именно? Ответ на вопрос зависит от того, с каким видом агрессии мы имеем дело. В каком-то смысле, этому и будет посвящена статья.

 

Психотерапевтическая работа с агрессией

В чем может заключаться работа психолога с переживаниями агрессии? Если мы попробуем перечислить наиболее частые виды этой работы, то они будут таковы:

  • Поддержка агрессии клиента, в тех местах, где она была бы полезна и конструктивна
  • Помощь клиента в «деконструкции агрессии», когда агрессия дискомфортна или разрушительна
  • Переживание/завершение агрессии возникшей в человеке, но остановленной или подавленной
  • Помощь клиенту в совладении с агрессивным поведением, развитие его возможностей саморегуляции
  • Обучение клиента лучше разбираться в своих переживаниях, не поддерживая редукцию до агрессии

В этой статье мое внимание в первую очередь будет сконцентрировано на первых трех видах работы.

 

Разные виды агрессии, их функции и особенности психотерапевтической работы

В основании этой статьи лежит идея о разных видах агрессии. И именно из понимания их отличий вытекает мой анализ и практические выводы. Я для себя в работе разделяю следующие виды агрессии:

  • Социальная агрессия («регулирование отношений/дистанции между людьми»).
    • Раздражение, направленное на получение нужной эмоциональной реакции
    • Раздражение, прерывающее дискомфортный межличностный контакт
    • Агрессия в ситуации конкуренции и борьбы за статус
    • Групповое агрессивное воодушевление против других
  • Агрессивная критическая реакция
  • Агрессия «несогласия с ситуацией»
  • Агрессия «прерывающая психический процесс»

В этом тексте я уделю внимание не всем видам социальной агрессии. «Агрессию в ситуации конкуренции и борьбы за статус» и «агрессивное групповое воодушевление против других», я пока оставлю за кадром.

 

Раздражение, направленное на получение нужной эмоциональной реакции

Этот вид агрессии очень распространен, фактически именно к этому виду относится подавляющая часть людского раздражения на своих близких и на большинство других людей. К этому типу относятся почти все «злюсь на мужа», «злюсь на ребенка», «разозлилась в магазине». Если просить человека выразить это раздражение в виде телесного действия, то чаще всего это бывает либо «импульсивное, обиженное отталкивание», либо, еще чаще, желание «потрясти» взяв за плечи.

Эта агрессия не направлена на разрушение другого или делание ему больно, она направлена на то, чтобы другой «наконец понял», «пришел в себя», «стал нормальным». Это понимание «цели агрессии» принципиально важно для практики — потому что, если мы имеем дело с агрессией этого вида и, например, терапевт предлагает взять батаку и «выразить ее» — то в такие моменты агрессия у клиента закономерно пропадет. Пропадет, т.к. основная потребность клиента — это стремление к нужному ему эмоциональном контакту. И хорошо, если терапевт не продолжит настаивать на телесном выражении.

А вот предложение клиенту представить, что он «трясет за плечи» этого человека (это можно сделать и психодраматически), напротив, часто хорошо принимается клиентом и продвигает его от переживания раздражения, к переживаниям обиды и «ранености». Вы можете пробовать это мысленно — потрясите за плечи кого-то из ваших близких, на кого раздражены сегодня — скорее всего вы сразу почувствуете, как вы станете смягчаться по отношению к нему. А разворачивая переживания обиды и «ранености» вместо раздражения, переживая их и выражая их словами, можно понять в какой эмоциональной реакции от другого, нуждается наш клиент и помочь ему восстановиться.

Для этого вида агрессии довольно характерно пропадать при прямом контакте глазами с антагонистом. И напротив увеличиваться, когда клиент рассказывает об антагонисте в третьем лице. Это тоже наводит на мысли, что переживание такой агрессии просто прерывает  переживание «боли» и «эмоциональной ранености» клиента в этих отношениях. И основным для клиента является желание сохранять эмоциональную связность, добиться желаемой эмоциональной реакции, а вовсе не желание разорвать отношения.

Таким образом, сталкиваясь с раздражением этого вида, нам надо лишь немного поддержать переживания раздражение, через эмоциональное присоединение терапевта или 10 секундное, не слишком агрессивное телесное действие — и мы обычно уже видим, как начинают проявляться более «теплые» эмоциональные процессы, которые и полезно далее разворачивать.

 

Раздражение, прерывающее дискомфортный межличностный контакт

Значительно более редким видом агрессии, является агрессия, направленная на прерывание дискомфортных отношений. Этот вид агрессии можно проиллюстрировать сценой, в которой один человек смотрит прямо на другого и говорит например так:

  • Я не хочу иметь с тобой ничего общего.
  • Мне не подходит, то что делаешь ты.
  • Я хочу жить отдельно от тебя, дай мне уйти.

Этот вид агрессии, направлен на увеличение «дистанции» между людьми, на «изменение отношений» там где это уже необходимо. В отличие от раздражения предыдущего вида, в этом случае контакт глазами с антагонистом в психодраматическом действии, только усиливает интенсивность переживания. Более того, такой контакт глазами и необходим для более полного проживания этого типа агрессии. Если вы представите, что смотрите в глаза некому человеку и прочитаете вновь реплики-примеры из этого абзаца, вы почувствуете это.

Выражение этого раздражения, сопровождается совершенно особенной внутренней работой клиента. Ему нужно, внутри себя «решиться проявить раздражение», «решиться посмотреть в глаза», «решиться на разрыв отношений», «решиться вступить в конфликт». И именно в точке, когда клиент смотрит в глаза и словесно и эмоционально выражает свое намерение разорвать контакт — в этот момент происходит его работа и переживается максимальный уровень эмоционального напряжения.

Психодраматически эта работа реализуется так,  клиенту предлагается встать напротив антагониста, посмотреть на него и решиться «выразить свое решение разорвать контакт» в виде прямых реплик антагонисту, после чего, директор не делает обмен ролями, а последовательно спрашивает клиента:

  • Что ты переживаешь, после того как произнес это?
  • Как изменились твои ощущения в теле?
  • Переживаешь ли ты это как хорошее для тебя?

Когда клиент подтверждает происходящее как полезное и правильное, и проходит немного времени — он часто может опознать в себе переживание грусти. Делать ли директору дальше обмен ролями или не делать — это сложный вопрос, на него нет универсального ответа, т.к. обмен ролями в этот момент, может, как продвинуть протагониста, так и запутать. В общем виде, обмен ролями будет полезен и конструктивен в следующих случаях:

  • После теплой контактной реплики протагониста, например, «Мне жаль что получилось так». Когда есть надежда, что антагонист хотя бы немного тепло откликнется.
  • После теплой «объясняющей» реплики, например, «Прости, но для меня так будет лучше». Когда есть надежда на хотя бы небольшое понимание или принятие со стороны антагониста.

Осталось лишь добавить, что, так как внутренняя работа клиента заключается в его «смелости разорвать существовавший контакт» и происходит она в эмоциональном слое прямой коммуникации, то маловероятно, что терапевту будет полезно предлагать какое-то телесное отреагирование или проживание для агрессии клиента. Особенно принимая во внимание, внутреннее содержание этого вида агрессии чаще всего бывает: «я хочу разорвать или изменить наши отношения, но не хочу причинить тебе вред».

 

Агрессивная критическая реакция

Агрессивной критической реакцией называется особый вид агрессии, метафорой которой могут быть слова «агрессия загнанного в угол». Это то, что может пережить человек попавший в ситуацию нападения на него превосходящего по силам противника, когда он не может убежать или обезопасить себя. Для этого вида агрессии характерно импульсивное отталкивание и нанесение ударов без расчета их силы и часто без стремления к точному попаданию.

В полной мере мы можем встретиться с этого типа реакцией работая с разными ситуациями физического или сексуального насилия. Небольшие отблески критической реакции можно наблюдать, например, в ситуациях неожиданного нарушения физических границ клиента — появления кого-то неприятного очень близко рядом с собой.

Если в ситуации в которую попал клиент у него был отчетливый импульс к такого рода физическому действию, но он был подавлен или не в полной мере реализован, то остановленная реакция может оказаться одной из причин вызывающей психические последствия у клиента. Такого рода остановки могут давать: фоновое телесное напряжение, переживание своей беззащитности, агрессивные мысли и подавленное состояние с риском развития депрессивных проявлений. Причем львиная часть потенциальных сложностей, может быть вызвана даже не самим фактом остановки агрессивной реакции, а тем, что когда агрессивная реакция «выиграла в борьбе побуждений» в психике человека, то она тем самым может заблокировать другие побуждения, например сильные аффекты страха и паники. Например, может так получиться, что человек уже не может остановить свою «критическую реакцию агрессии», в то время как основное переживание в его теле — это страх, а если это так, то «контакт» именно со страхом был бы целительным.

Есть риск стимулировать критическую реакцию клиента и в психотерапии. Например, скорее всего, будет вредным такой сценарий: спровоцировать клиента выдать агрессивную критическую реакцию для «защиты себя». Это сделать довольно просто, разыграть ситуацию вновь, усилить, телесно растормошить клиента интенсивными воздействиями и поддержать агрессию клиента групповой сплоченностью. Такой опыт может быть не только банальной ретравматизацией клиента, но иметь и дополнительные негативные последствия в том, что агрессивная критическая реакция будет глушить более тихие переживания, в которых есть большой терапевтический потенциал. А некоторое количество такого опыта, может сформировать устойчивый паттерн примитивного агрессивного реагирования в стрессовых ситуациях. Подобного рода негативные последствия могут быть и от простой  поддержки терапевтом агрессивного выражения его критических реакций.

Несмотря на все вышесказанное, в ситуации если у клиента в критической ситуации был остановленный агрессивный импульс, то порой в терапии полезно дать клиенту его «доделать» и прожить. Терапевтическая цель тут будет в том, чтобы импульс завершился раз уже был запущен. И как только клиент это сделает и «выдохнет», будет правильным продолжить работу про те его переживания и импульсы, которые не смогли реализоваться немного раньше, в результате чего клиент оказался «загнанным в угол» и выдал уже критическую реакцию.

 

Раздражение «несогласия с ситуацией»

Довольно часто клиенты испытывают переживание раздражения в момент, когда случилось что-то, что не должно было случиться. Оно обычно переживается как раздражение, которое направляется на ситуацию, на самого себя или на других «ответственных» лиц. Это раздражение часто  сопровождается мыслями о том, как все было хорошо до того как это произошло.

Процесс, который лежит в основе этих переживаний, можно обозначить словами «раздражение/несогласие с тем, что произошло». Это похоже на желание «увидеть все по-старому», как будто психика с помощью раздражения защищается от новой информации, которая создает слишком дискомфортные переживания.  Но парадоксально, что  именно усиление и проживание этого раздражения почему-то меняет переживания клиента. Как будто более полное его проживание, делает какой-то «перезапуск» процесса восприятия, или наоборот, раздражение завершается и больше не мешает восприятию увидеть новую картину.

Терапевтической работой с этим видом агрессии, будет помощь клиенту сильнее прожить свое раздражение на произошедшее, но злиться как бы «на факт события», а не на себя или других. Злиться на то, что «это произошло в принципе». А между всплесками раздражения, может быть, сожалеть о том, что упущено, «плакать о том, как надо было». Этот процесс сам по себе через недолгое время должен дать ощущение «да случилось, неприятно, но случилось» — некоторое «принятие» ситуации. Ключевым местом этой стратегии является поддержка ненаправленного раздражения (не направленного на себя или других), а вся прочая работа становится доступной после этой.

Можно высказать предположение, что когда это раздражение «направляется на себя», то оно задевает личность клиента и в ответ возникает некоторое желание защититься — а это переживание в свою очередь блокирует раздражение, чем не дает ему хорошо проживаться. А когда мы сдвигаем раздражение «с себя» на «факт события» и поддерживаем его телесное проявление, то тем самым мы даем ему возможность пережиться и завершиться.

Про работу с этим видом агрессии еще хочется сказать, что в моем опыте именно для нее особенно характерно «застревание в теле». И в этом смысле, телесная включенность при ее проживании особенно важна. Часто клиенту сложно найти подходящую позу или движение для этого раздражения. Терапевт может попробовать помочь ему, например, показав на себе движение «раздраженного удивления» — раскрытая поза с развернутыми вовне ладонями, руки делают движение от плеча (сначала руки согнуты в локтях) вниз. Это может помочь клиенту начать поиск подходящего для него движения и активировать застывшие телесные процессы.

После окончания этой работы, часто бывает важно сделать что-то, восстанавливающее хорошее самоотношение человека.  Тут можно сказать метафорой, что это восстановление хорошего самоотношения необходимо, т.к. агрессия направленная на себя довольно быстро наносит ущерб позитивному самоотношению, и нам надо на терапии «восстановить повреждения от этого ущерба». Это подробнее описано в статье про работу сто стыдом и виной.

 

Смешение разных типов агрессии

Наиболее сложный для работы случай — это вариант, когда у человека одновременно активированы разные виды агрессии. Например, в ситуации «словесной дуэли», в которой два человека обмениваются оскорблениями, — может содержаться одновременно и борьба за статус, и раздражение, направленное на получение нужной эмоциональной реакции, и агрессивная критическая реакция, выражаемая в жестоких «словесных ударах».

Проблем тут несколько. Во-первых, в такой ситуации, человеку сложно правильно опознать, что с ним происходит и чего он хочет. А во-вторых, разные виды агрессии начинают влиять друг на друга и «склеиваться» в единый процесс. Например, когда человек начинает «тормозить» свою агрессию (скажем, из-за жестокости приходящих ему в голову идей) — он тормозит все виды агрессии одновременно, а некоторые из них могли бы быть для него сейчас очень полезны. И наоборот, когда человек начинает стимулировать себя к выражению раздражения, он, например, может усилить у себя агрессивную критическую реакцию и этим еще больше дезориентировать себя.

Оптимальной же стратегией работы с такой  недифференцированной агрессией я вижу следующее:

  • Поддержание оптимального для эффективной работы сознания уровня переживания раздражения. Когда раздражение не подавлено и не излишне интенсивно.
  • Последовательной выделение внутри недифференцированной агрессии ее отдельные виды, из которых она складывается и проживание их по отдельности.

 

Телесная и двигательная работа с агрессией

Телесное растормаживание переживания агрессии

Как уже говорилось, часто мы имеем дело с уже остановленной агрессией у наших клиентов. Одним из наиболее эффективных средств для оживления остановленных переживаний клиента является опора на  телесные и двигательные процессы. Предложение клиенту выражать себя через жесты и движения,  часто помогает ему восстановить контакт с переживаниями. Основные техники терапевта здесь таковы:

  • Заметив небольшие характерные движения клиента, терапевт может попросить их усилить и повторить несколько раз, замечая появляющиеся чувства.
  • В сложных местах, терапевт может предложить клиенту выразить свои переживания движением или добавить жест к словам, которые он говорит. Это часто помогает точнее понять, что именно клиент хочет выразить словами и что именно он чувствует.
  • Замершая поза клиента, может признаком эмоциональной или двигательной остановки. Терапевт может вчувствоваться и предположить, как появилась эта поза — какие движения и переживания к ней привели.

В этой работе терапевту важно уметь самому хорошо выражать раздражение с помощью поз и жестов, чтобы двигаться и искать подходящие позы вместе с клиентом.

 

Телесное завершение действий

Напомним, что агрессия — это запуск химической активации организма и запуск физической подготовки к действию. Запуск физиологической реакции  — автоматическое, рефлекторное действие — он не регулируется сознательно. И то и другое может запуститься и будучи не доведенным до конца — не завершиться. Таким образом, если агрессивная реакция была запущена и остановлена, то на телесном уровне мы будем иметь мышечную готовность к совершению действий и некоторую постоянную химическую поддержку этой готовности. При невысокой значимости события, ответом на которое была эта реакция, и редкой повторяемости подобных ситуаций, физическое состояние через некоторое время придет в норму. Агрессия же, которая уже запустилась в человеке, но была остановлена или подавлена и не смогла быть прожитой в естественной среде, часто требует отдельной психотерапевтической работы.

Цель такой работы — не проживание агрессивных эмоций, а разблокирование застывшего мышечного паттерна — завершение незавершенных движений. Эта работа состоит в последовательном разворачивании телесных импульсов остановленных при первичном переживании. Вот основные принципы этой работы:

  • Найденные побуждения к действиям клиенту необходимо совершать медленно — это способствует лучшей активизации психики и мышц.
  • При необходимости, терапевт может дать ощущение сопротивления клиенту, необходимое для лучшего проживания действия.
  • Клиенту необходимо повторять движение несколько раз до появления у него ощущения «уф, сделал».

Реализация такой психотерапевтической работы может помочь телу и психике довести начатое до завершения, и тем самым нормализовать состояние клиента.

 

«Прерывающие» свойства агрессии

Агрессивное переживание, когда она запускается в психике человека, обладает важным свойством прерывать другие психические процессы — из этой ее особенности рождаются ее полезные и вредные свойства.

Автоматическое агрессивное переживание, может быть привычным способом человека останавливать в себе любые другие дискомфортные переживания: стыда, ужаса, тревоги и других. Простым примером родственного процесса может быть ситуация, когда человек «храбриться» в дискомфортной для него ситуации — и всем известно, что, несмотря на огромную распространенность этого способа, обычно он все равно не снимает внутренней тревоги человека. Хотя, безусловно, лучше иметь этот способ в своем арсенале, чем не иметь никаких способов.

В психотерапии же временами нам приходится сталкиваться с негативными последствиями этой защитной стратегии. Когда психика человека начинает «злоупотреблять» этим механизмом, мы можем иметь два последствия. Во-первых психика может пытаться прервать и вытеснить за свои пределы слишком сильные и травматичные переживания — что не приносит результата, а только увеличивает степень психической дезадаптации клиента. А во-вторых, человек может переставать осознавать те переживания, которые прерывает/вытесняет его агрессия — а это уменьшает вероятность правильной «обработки» и завершения этих переживаний.

Работа психотерапевта с такими проявлениями довольно плохо поддается алгоритмизации. Тут я ограничусь лишь примером показывающим суть этой работы, в ситуации, когда такого рода психический процесс не зашел еще слишком далеко. В простых случаях, неплохо работает такая последовательность реплик клиенту:

  • Агрессия — очень важное чувство, и оно никогда не приходит без причины. А приходит оно тогда, когда что-то очень важное для человека оказывается под ударом и нуждается в защите. Попробуй подумать, что важное для тебя, эта агрессия пришла защитить? Что за боль заставляет тебя так сильно защищать себя? Что за уязвимость тут скрыта?

Но «прерывающими» свойствами агрессии можно пользоваться и на пользу клиенту. Например, с помощью агрессии можно пробовать прерывать многие дисфункциональные психические процессы. В этой стратегии, мы поддерживаем клиента в развитии небольшого агрессивного переживания в нужное мгновение его жизни. Например, классический психодраматический ход — ответить возмущением своему «внутреннему ругающему голосу» и тем самым прервать его «гегемонию» — это полезное использование именно этого механизма.

 

Заключение

Я, естественно, не могу претендовать на полноту или неопровержимость описанного, но надеюсь, что читателю удалось выхватить из этой статьи интересные для себя идеи. Буду рад откликам и замечаниям!

 

Литература

 

Павел Корниенко / Психотерапевтическая работа с агрессией: психические механизмы и психодраматические варианты работы / v1-050


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

www.38i.ru